Источник — Mediaport

Всё из нашей контрабанды

В первом и единственном в Украине частном музее контрабанды нет аутентичных экспонатов — только макеты. Но идти туда стоит всё равно — за историями о человеческой изобретательности. Тем более если вам повезёт и экскурсоводом будет основатель музея Александр Отдельнов.

 

Картина Василия Худякова «Стычка с финляндскими контрабандистами». Полотно 1853 года — одно из первых, которое для своей коллекции приобрёл купец Павел Третьяков

Картина Василия Худякова «Стычка с финляндскими контрабандистами». Полотно 1853 года — одно из первых, которое для своей коллекции приобрёл купец Павел Третьяков
Из Одессы

Александр Отдельнов никогда не имел отношения к контрабанде ни по «ту», ни по «эту» сторону баррикад. Истории о контрабандистах — это хобби, которым он занимается два десятка лет. Тем более что живёт Александр в городе, благодатном для своего увлечения.

Александр ОтдельновАлександр Отдельнов

Основатель музея контрабанды убеждён: Одесса расцвела во многом благодаря незаконному промыслу. В 1817 году порт Южной Пальмиры получил статус порто-франко (в переводе с итальянского — «свободный порт»). Это означало, что торговать в нём можно беспошлинно. Территорию порто-франко отделял ров и таможенные заставы. Вывозя товар — иностранный или даже произведённый в Одессе — за черту города, купцы должны были заплатить пошлину.

Соблазн вывезти товар за черту порто-франко и не заплатить ничего был велик. Ведь, например, бутылку вина за чертой можно было продать в семь раз дороже. Предприимчивые одесситы рыли тоннели под таможенным рвом и вовсю использовали «ландшафтные» особенности города. Дома в Одессе XIX века строились из ракушечника. Этот камень добывали из-под земли там же, где велось строительство. Остававшиеся после добычи ракушечника запутанные коридоры катакомб контрабандисты использовали и как тайные склады, и как «зелёный коридор».

С помощью таких пил одесские строители добывали камень для строительства домовС помощью таких пил одесские строители добывали камень для строительства домов

Но некоторые умельцы умудрялись провозить контрабанду напрямую через таможенные посты. Александр Отдельнов рассказывает историю 40-х годов XIX века.

«Генерал-губернатор Новороссии Воронцов поспорил со своим другом, купцом Топоровым, о том, что последний не сможет вывезти за пределы порто-франко контрабанды на 10 тысяч рублей. Если попытка будет успешной, Воронцов обещал заплатить в десять раз больше.

На следующее утро Топоров приехал на заставу. Таможенники проверили его самого, обыскали карету и даже заглянули в уши лошадей. Не нашли ничего. Воронцов грозно спросил у Топорова: «Везёшь?».

«Везу», — ответил Топоров и подозвал к себе чёрного пуделя, который крутился под ногами у таможенников. На поверку пудель оказался бритой наголо дворнягой. На неё изобретательный купец намотал лоскуты ткани, а среди них спрятал бриллианты. Затем «одел» пса в овечью шкуру».

Эту быль, говорит Александр Отдельнов, преподаватели до сих пор используют при обучении таможенников.

Переходя «в следующий зал», добавлю, что одесская контрабанда прочно закрепилась в литературе. Во многом благодаря автору «Одесских рассказов» Исааку Бабелю.

«Всё благороднейшее из нашей контрабанды, всё, чем славна земля из края в край, делало в ту звёздную, в ту синюю ночь своё разрушительное, своё обольстительное дело. Нездешнее вино разогревало желудки, сладко переламывало ноги, дурманило мозги и вызывало отрыжку, звучную, как призыв боевой трубы. Черный кок с «Плутарха», прибывшего третьего дня из Порт-Саида, вынес за таможенную черту пузатые бутылки ямайского рома, маслянистую мадеру, сигары с плантаций Пирпонта Моргана и апельсины из окрестностей Иерусалима. Вот что выносит на берег пенистый прибой одесского моря, вот что достаётся иногда одесским нищим на еврейских свадьбах», — описывает Бабель застолье на свадьбе у Бени Крика.

Дальше — истории с фотографиями: то, что в музее можно увидеть и услышать.

Так прячут контрабанду в доски кораблей. Александр Отдельнов рассказывает, как однажды в порт Новороссийска на дозаправку зашло итальянское судно. Таможенники ничего подозрительного не нашли, но «сработали» служебные собаки. В досках палубы контрабандисты спрятали почти тонну кокаина.

Часто наркотики прячут в детских игрушках. Иногда контрабандисты едут семьями, а «нафаршированных» медведей или зайцев дают в руки детям.

Из Южной Америки наркотики часто пытаются завезти в коробках с фруктами. Например, в августе в порт Санкт-Петербурга прибыло судно из Эквадора. Среди коробок с бананами таможенники нашли 110 брикетов с кокаином,сообщало агентство «РосБизнесКонсалтинг».

Но самый популярный способ провезти наркотик, по словам Отдельнова, — это спрятать его в стиральный порошок. Контрабандисты надеются, что порошок в порошке никто искать не будет.

Посетителям Александр Отдельнов рассказывает историю о том, как украинская компания, которая занимается химической обработкой полей, попыталась провезти в Польшу наркотики в противогазах. Почти получилось. Поляков смутил лишь один момент: то, что противогазов было больше, чем сотрудников компании.

«Конопляный мёд». Как рассказывает основатель музея контрабанды, делать его додумались в Казахстане. Пчеловоды ставят пасеки возле конопляных полей. Пчёлы собирают дурманящую пыльцу. К слову, по данным казахстанского портала Zakon.kz, площадь конопляных полей в Казахстане составляет около миллиона гектаров.

Рассказывая о контрабанде в автомобилях, Александр Отдельнов вспоминает и довольно свежий харьковский эпизод. В октябре работники пограничной и таможенной служб задержали в пункте пропуска «Гоптовка» жителя Белгородской области. В дополнительном бензобаке его машины была спрятана валюта на общую сумму в 47,5 миллиона гривень.

 

Но это — далеко не самый необычный способ, считает Александр Отдельнов. В 2000 году таможенники задержали жителя Тернопольской области. Все четыре колеса автомобиля и два колеса прицепа мужчина заправил спиртом. Спирт оказался и в бензобаке. А бензин водитель залил в канистру, к которой прикрепил топливный шланг.

В ножках мебели преступники прячут драгоценные камни. До сих пор «в тренде» и книжные тайники.

Образцы советской контрабанды в музее занимают отдельную комнату. Здесь вещи, которые сейчас можно купить совершенно свободно: джинсы, косметички, кассеты с фильмами. Александр Отдельнов разссказывает: больше всего молодые посетители удивляются, когда видят среди образцов контрабанды презервативы. Презервативы в Советском Союзе купить было крайне сложно, хотя производство этих «изделий» было запущено ещё в 1936 году. К тому же отечественные средства контрацепции были жёсткими и существенно плотнее импортных.

Упаковка советских презервативов по дизайну напоминала трамвайные билеты.

Упаковка советских презервативов по дизайну напоминала трамвайные билеты.

Экскурсовод любит удивлять посетителей историями о том, как в Советский Союз провозили фильмы. Ленты разрезали на куски и наматывали на пустые ниточные катушки. Сверху маскировали нитками. Дома ленту склеивали. При показе на месте склеек картинка вздрагивала. Бывали случаи, когда ленту склеивали в неправильном порядке. Тогда фильм приобретал новые смыслы, шутит Александр Отдельнов.

На этом «советская» часть контрабандной экспозиции заканчивается и начинается контрабанда «нового времени».

Большая клетчатая сумка иллюстрирует классику контрабанды 90-х годов. Предприниматели (или, как их называли, челноки) мелким оптом закупали товар за границей и в таких сумках завозили его в страну. В российском Благовещенске даже стоит памятник челноку.

В музее нашлось место и «памятнику инженерной мысли» — на выставке представлен макет ужгородского тоннеля.

В июле прошлого года работники правоохранительных органов Словакии нашли подземный тоннель, который вёл через украинско-словацкую границу. Ход имел длину 700 метров и почти метровый диаметр. По тоннелю были проложены рельсы, по которым ходили вагонетки. Через подземный ход переправлялись контрабандные сигареты. 30 сентября этого года Ужгородский горрайонный суд огласил приговор по делу. Два брата, жители Закарпатской области, получили условные сроки.

Экскурсия по музею (он находится в подвале дома на улице Екатерининской, 6) длится около получаса. Александр Отдельнов уверяет: всё, что он рассказывает посетителям, — правда. От себя добавлю: «нагуглить» подтверждение некоторых историй, например, о конопляном мёде или наркотиках в противогазах, не удалось. Но, даже если это и выдумки, приведу ещё одну цитату из Бабеля.

«Хорошо придуманной истории незачем походить на действительную жизнь; жизнь изо всех сил старается походить на хорошо придуманную историю».

Из Харькова

Услышать истории о контрабандистах можно и в Харькове: при Восточном региональном управлении Госпогранслужбы Украины (Инженерный переулок, 7) работает музей. Экспозиция в основном посвящена истории пограничных войск. Контрабанде уделено несколько стендов.

Юрий Шовковский

Юрий Шовковский

 

Как и в Одессе, в музее пограничников показывают макеты, признаётся хранитель фондов комендатуры обеспечения Восточного регионального управления Госпогранслужбы Украины Юрий Шовковский (он собирал экспозицию музея и работает здесь экскурсоводом). Получить оригиналы хлопотно — зачастую для этого нужно решение суда. Но есть и один почти оригинальный экземпляр.

В 2005 году среди страниц романа Петра Проскурина «Судьба» пограничники нашли тротилловую шашку. Книгу со взрывчаткой пытался провезти пассажир автобуса. Книга на выставке подлинная, а вот шашка — из пенопласта. Пенопласт здесь вообще самый ходовой материал. Из него музейщики «сделали» даже чёрную икру.

 

Игрушку, начинённую «наркотиком», Юрий Шовковский называет так: «Товарищ Мышонок».

Работники Глуховского погранотряда (Сумская область) в 2006 году в поезде Чернигов — Москва обратили внимание на продукты, которые вёз проводник. Пограничников насторожило, что банки с тушёнкой слишком лёгкие. Вскрыв крышку, стражи границ нашли в консервах 450 граммов марихуаны.

Во время экскурсии Юрий Шовковский рассказывает о коллеге, которого прозвали «грозой контрабандистов». Сотрудник Харьковского погранотряда Василий Бурлай за время службы задержал контрабанды более чем на 40 миллионов гривень, изъял почти 50 килограммов наркотиков. Октябрьское задержание контрабандной валюты в бензобаке — на его счету.

Хранитель фондов объясняет: часто обнаружить контрабанду пограничникам «помогают» сами же нарушители. Те, кто везёт что-то незаконное, нервничают. К тому же у тех, кто долго работает на границе, развивается «чутьё». Шовковский приводит в пример историю, произошедшую на западной границе СССР в 60-х годах.

«Пограничник зашёл в вагон, увидел женщину и мужчину, иностранцев. В тарелке лежали бутерброды с икрой. Пограничник сразу же обратил внимание на эти бутерброды. Он попросил поднять их, а под ними оказались старинные монеты».

Экскурсии по музею бесплатные, говорит Юрий Шовковский, но проводятся по предварительной записи. Рассказ об истории погранвойск длится около получаса.

И Александр Отдельнов, и Юрий Шовковский сходятся во мнении: контрабанда — это явление скорее экономическое, нежели уголовное. Пытаться ввезти товары нелегально люди будут до тех пор, пока это будет выгодно.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...