Вакханалія в одеських портах

Олександр Захаров

 Олександр Захаров, заступник гендиректора Асоціації міжнародних експедиторів України, член ради південного регіону АСМАП

Два месяца назад ЭП опубликовала интервью о том, как экспедиторы пытаются противостоять коррупции сотрудников таможни в портах Одесской области.

После интервью я получил сотни звонков и писем от людей, которых бравые охранники государственных интересов сутками «маринуют» на границах в портах.

Я побывал на встречах с чиновниками, участвовал в «круглых столах», однако реальных улучшений в работе таможни и портов не произошло.

Движение одесситов «Нет коррупции на транспорте» работает до сих пор. Экспедиторы, которые договорились не участвовать в коррупционных деяниях, в них не участвуют. В пунктах пропуска к этому привыкают с трудом.

Например, нередки случаи, когда активистам пытаются осложнить прохождение процедур: оформляют в последнюю очередь, придираются к документам, назначают дополнительные формы контроля.

Нас беспокоит отсутствие действенной реакции на «беспредел» контролирующих служб в портах. Не только таможни, но и СБУ и налоговой милиции.

Например, под эгидой борьбы с контрабандой в портах они провели очередную акцию стопроцентного сканирования грузов. Это действо на несколько дней парализовало вывоз контейнеров. Образовалась огромная очередь из машин, сотни водителей провели несколько дней в портах. Контрабанды не нашли.

Десятки тысяч контейнеров были просканированы, но уголовных дел или протоколов не было. Убытки от простоев транспорта, командировочных и гостиничных расходов десятков таможенников огромные, а результатов — ноль. Для понимания происходящего в портах представьте такую ситуацию в аэропорту.

 

— Просканируйте, пожалуйста, ваш чемодан.

— Хорошо.

— А теперь взвесьте его.

— Ок.

— Достаньте из чемодана все вещи, мы их осмотрим.

— Ладно.

— Мы ничего недозволенного не нашли, но вы должны оплатить нашу работу по сканированию, взвешиванию и досмотру.

— Не понял…

— Иначе не пропустим вас дальше. У аэропорта такие правила.

— Но все эти действия были требованием таможни и других контролеров.

— Да. Однако платить должны вы, иначе не пропустим. За каждый час вашего пребывания в аэропорту вы заплатите дополнительно.

Сегодня в портах не госконтроль, а разгул безнаказанности и произвол. Таможня паразитирует на бесконечных сканированиях, досмотрах и взвешиваниях. Порты с удовольствием зарабатывают на обслуживании этих действий таможни.

Все при деле, кроме экспедиторов, которым при таком уровне коррупции невыгодно привлекать новые грузы.

Украинские порты уже потеряли российский транзит, сейчас досмотрами и простоями добивают транзитный поток в Молдавию.

В Мининфраструктуры месяц изучали наши просьбы, которые были вручены министру Максиму Бурбаку. Ответ пришел от его заместителя. Он сводился к просьбе подготовить законодательные изменения и назвать, с кем мы еще хотим встречаться. Министерство организует встречи и круглые столы.

Однако потребности в широком обсуждении предложенных изменений не было и нет. Они предельно просты, мы их изложили министерству, вручили лично министру и не понимаем, сколько можно обсуждать и зачем еще медлить.

Мы получили письма и от Министерства доходов и сборов. Нас заверили, что передали в портовые таможни рекомендации взвешивать грузы, руководствуясь системой управления и анализа рисков.

Она предписывает отправлять груз на взвешивание, только если не совпадает информация агентских организаций, заявленная в таможенных декларациях, товаросопроводительных и товаротранспортных документах. То есть процент грузов, которые подлежат тщательному контролю, должен быть небольшим.

Однако иногда хитрая система чутко «реагирует» на 100% грузов. Их досматривают и взвешивают в полном объеме. Контрабандных товаров не обнаруживают, однако вынуждают бизнес нести дополнительные расходы на ненужные процедуры. При этом таможенники не несут ответственности за свои действия.

Даже если они назначат 200% грузов на взвешивание, их никто не накажет. Даже если все весы в порту выйдут из строя, машины будут стоять.

Оперативный ответ мы получили и от Администрации морских портов. Там знают о коррупции в портах при назначениях взвешиваний и досмотров, но признают, что ничего не могут поделать с этим явлением. Руководство администрации пишет письма в министерства и ведомства, однако к ним не прислушиваются.

Чиновники от портов считают, что экспедиторам следует работать по сложившимся правилам. А если так работать стыдно? Что делать, когда экспедитор не может привлечь в порт иностранного клиента, поскольку невозможно сказать, сколько придется заплатить в порту за взвешивание, досмотр и прохождение сканера?

В западной практике грузы двигаются по годовым тендерным контрактам. Может подсчитать украинский экспедитор расходы в украинском порту на год вперед и принять участие в тендере в Турции или Индии? Никогда!

Часто мы не можем определить эти суммы за сутки. Схем отъема денег в отечественных портах разработано предостаточно, и какие из них попытаются применить к сопровождаемому грузу завтра, никто не знает.

Иностранным клиентам невозможно объяснить, почему собственник груза должен оплачивать все расходы на досмотровую и проездную вакханалию. Они не понимают, за что взимается эта плата, если контрабанда в грузе не найдена.

Контейнеры грузятся за месяцы до сканирования, долго плывут по морю, и никто не будет рисковать из-за контрабанды, обнаружение которой грозит конфискацией.

Возникает закономерный вопрос: почему надо сканировать контейнеры там, где работают легальные компании, которым невыгодно провозить контрабанду? Почему столь строгие меры не применяются, например, на границе с Приднестровьем, где налажены каналы поставок на любой вкус и цвет?

Не секрет — вся страна массово пользуется нелегально ввезенными товарами. В магазинах ассортимент итальянского алкоголя увеличился в два раза, количество заграничных сыров, колбас и стиральных порошков лишь растет.

Эта продукция поступает в Украину по «львовским контрабандным схемам». Ее привозят к границе фурами, перегружают в маленькие «бусы» и по средней ставке 1 тыс евро «бус» пересекает границу без оформления на таможне.

Одесский рынок «Седьмой километр» продает контрабанду из Китая в огромных количествах. Все это знают, но рынок продолжает работать. Только наивные люди верят, что за этими контрабандными схемами стоят нечестные предприниматели.

Предприниматели могут провезти контрабанду только грузовиком, но по схемам и дорогам, которые заботливо «проложат» таможенные организаторы и контролеры. А вот легальные перевозчики и экспедиторы испытают на себе все «прелести» досмотровых, весовых и сканерных требований таможенных органов.

Контрабанда возможна исключительно при участии таможни. Никто другой не в силах занизить вес груза или уничтожить информацию в базах данных.

Так называемый прерванный транзит, когда грузы якобы уходят в Россию, а на самом деле остаются в Украине, тоже на их совести. По этой схеме Курченко ввозил в страну якобы транзитом миллионы тонн топлива, которое потом продавалось на украинских АЗС. Миллиарды гривен прошли мимо таможни.

Кто из легальных предпринимателей мог организовать такое без участия «калетников», начальников таможен и постов? Никто. Курченко с таможенными подельниками нанес ущерб государству на десятки миллиардов гривен. Это стоимость почти всех грузов, которые возят легальные перевозчики и экспедиторы.

Требования экспедиторов, транспортников и предпринимателей, которые работают с импортными и транзитными товарами, сводятся к упразднению этих порядков. Они возникли лишь несколько лет назад и были элементом масштабной коррупционной системы, которую выстраивала прежняя власть.

Если таможенники хотят смотреть грузы, взвешивать их и сканировать, пусть делают это, но за счет таможни. Если найдут контрабанду — за счет владельца груза. Никто против этого не возражает, это общемировая практика. Представители министерств могут принять такие изменения за два-три дня. Пользу они принесут огромную.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...