«В один прекрасный день, в конце 70-х, к Барри подошел молодой человек в дорогом костюме (Донал Глисон) и говорит: «Бросай ты свои сигары, айда к нам, в ЦРУ. Мы тебе подарим красивый самолет и будем нормально платить, а ты за это поможешь щучить красных партизан в лесах несеверных Америк». И Барри согласился. И стало ему вольготно. Борозди себе небо на шустрой железной птице и фотографируй герильские лагеря. Опасно, конечно, — могут и подстрелить — зато нескучно. Все довольны. Кроме партизан.

Но вот в семействе Силов случается пополнение. Лишние голодные рты, стало быть. Которые нужно кормить. Следовательно, требуется больше денег. А человек в дорогом костюме на вопрос о прибавке к зарплате отвечает как-то неохотно, мол, да-да, посмотрим — и тему сразу переводит. Не добившись материальной поддержки от родины, Барри Сил случайно находит ее в неожиданном месте. Или, вернее сказать, поддержка сама находит его. В лице смуглых темпераментных колумбийцев, один из которых — Пабло Эскобар. В один прекрасный день они отлавливают Барри и говорят: «Бросай ты это дело, айда к нам, в наркомафию. Мы тебе подарим много красивых бумажек с портретами президентов, а ты за это поможешь наркотики перевозить».

Фото — Кинопоиск.ру

Так, слово за слово, Барри Сил превратился в ключевую фигуру двух войн: с коммунистами и с Медельинским картелем. Причем тот факт, что во второй войне он выступал не за «своих», никого особенно не волновал. И ни к чему хорошему это не привело. Ни для властей — все закончилось Ирангейтом, ни для картеля — всех либо убили, либо повязали, — ни для их общего работника.
Реальную эту историю режиссер Даг Лайман, приукрасив, положил в основу фильма «Сделано в Америке». »
Полностью здесь — Я теперь богач, а не пилот

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...